Есть вопрос?
Юридическое обслуживание проектов
в сфере информационных технологий

Изменения в вопросах защиты контента в сети Интернет

В последнее время контент выступает главным двигателем развития не только российских интернет-ресурсов. Всеобщая монетизация последних с неизбежностью привлекает внимание участников рынка к вопросам использования и защиты прав на контент на всех этапах его движения от авторов к конечным пользователям.

В настоящей статье мне хотелось бы затронуть отдельные вопросы использования в сети Интернет различных объектов авторских и смежных прав в виде контента, и обратить внимание на некоторые изменения, внесенные в авторское право частью IV Гражданского кодекса РФ.

Последняя, как Вам должно быть известно, вступила в силу в начале этого года и посвящена регулированию отношений, связанных с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, а также распоряжением исключительными правами на них.

Объекты авторских и смежных прав относятся к одному из видов результатов интеллектуальной деятельности. Среди наиболее часто используемых в Интернет видов контента, для иллюстрации, можно назвать такие охраняемые объекты авторских прав как: программы и базы данных; электронные книги, статьи и прочие тексты, фотографии и элементы дизайна интернет-сайтов, аудиофайлы, фильмы так далее. Аудиофайлы и базы данных можно помимо этого также отнести в некоторых случаях к объектам смежных прав.

Структурные изменения законодательства об интеллектуальной собственности выразились в замене ряда разрозненных федеральных законов единым нормативным актом. В части IV ГК РФ специальные нормы были систематизированы и объединены по предметному признаку в главы, касающиеся отдельных объектов интеллектуальной собственности, а общие вынесены в отдельную главу. Таким образом, обсуждаемые нами права на контент признаются и защищаются в настоящее время в соответствии с нормами, включенными в три главы «Общие положения», «Авторское право», и «Права, смежные с авторскими».

Объем защищаемых прав

В соответствии с общей нормой, в равной мере касающейся всех объектов интеллектуальной собственности, лицо, обладающие исключительным правом на такой объект (правообладатель), вправе использовать его по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом.

При этом правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование объекта интеллектуальной собственности. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Использование такого объекта без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда такое использование допускается Гражданским кодексом.

Из приведенных положений закона можно сделать следующие выводы:

1) Объем полномочий правообладателя в отношении его интеллектуальной собственности определен законодателем максимально широко. Гражданским правом установлен такой принцип использования чужой интеллектуальной собственности, согласно которому, что прямо не разрешено законом или правообладателем – запрещено.

Из первого постулата с неизбежностью следует, что правомерным признается фактическое использование охраняемой интеллектуальной собственности:

1) исключительные права на которую принадлежат пользователю;

2) по договору;

3) в рамках допускаемого ГК РФ свободного использования;

4) в пределах сделанных в ГК РФ исключений из перечня охраняемых прав.

В первом случае, исключительные права могут быть приобретены в полном объеме у правообладателя по договору отчуждения. Прежнее законодательство не предусматривало такой возможности. Помимо этого права могут возникнуть в силу закона или договора при создании контента работниками в рамках должностных обязанностей (служебное произведение) или по договору заказа на его создание (например, в отношении программ для ЭВМ и баз данных).

Во втором случае, Гражданским кодексом предусмотрена возможность предоставления ограниченного права использования контента посредством заключения лицензионных договоров с правообладателями либо получения лицензии от организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими или смежными правами.

Необходимо отметить, что в новой части ГК существенно изменены положения о договорах по предоставлению права использования объектов авторских и смежных прав.

Ранее заключаемые с пользователями авторские договоры предусматривали передачу исключительных или неисключительных прав на контент. С нового года предоставление вторичных прав пользователям осуществляется по лицензионным договорам без их передачи, т.е. исключительные права на контент всегда сохраняются за правообладателем. Законодатели полностью отказались от использования термина «неисключительные права».

При этом лицензионные договоры могут заключаться как на эксклюзивной (исключительная лицензия), так и неэксклюзивной основе (простая лицензия). Термины «эксклюзивный» и «неэксклюзивный» специально введены мной, чтоб проиллюстрировать изменение содержательной части лицензионных договоров по сравнению с авторскими и их отличие от упомянутого выше договора отчуждения, по которому новому правообладателю теперь передаются исключительные права в полном объеме для использования любым способом на любой территории и в течение всего срока действия передаваемых прав.

Помимо этого, при заключении лицензионных договоров необходимо обращать внимание на то, что список способов использования контента с нового года является открытым. В ранее действовавшем законодательстве перечень правомочий правообладателя был строго регламентирован, и использование контента за его пределами не рассматривалось в качестве нарушения, пока не доказано иное. Так, например, в связи с неопределенностью правового регулирования использования контента в сети Интернет с сентября 2006 года были специально введены поправки о праве на доведение контента до всеобщего сведения. В настоящее время такой способ использования контента предполагает возможность любого лица получить доступ к нему из любого места и в любое время по собственному выбору.

Теперь такой перечень носит примерный характер и включает лишь основные способы использования контента. Поэтому при согласовании условий использования контента по лицензионному договору необходимо описывать их с предельной четкостью во избежание дальнейших претензий правообладателей.

Коллективное управление правами

Те же требования к конкретизации способов использования контента относятся и к случаям получения лицензии от организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими или смежными правами (ОКУ).

Кроме того, отмечу, что с нового года законодателем поставлена точка в скандально известном вопросе использования владельцами ряда российских интернет ресурсов лицензии ОКУ на музыкальные произведения без разрешения правообладателей.

С момента вступления в силу части IV ОКУ более не вправе выдавать лицензии на доведение до всеобщего сведения контента правообладателей, права которых им не передавались в управление по договору.

Управление правами правообладателей без заключения договора с правообладателями или иными организациями, управляющими их правами, допускается только ОКУ, прошедшими государственную аккредитацию. Однако право на доведение до всеобщего сведения (т.е. использование контента в Интернет) не вошло в сферу управления таких организаций.

Тем не менее, в случае предоставления в управление ОКУ прав на контент, достаточных для его использования в Интернет, последние вправе выдавать пользователям простые (неисключительные) лицензии на подобное использование. Таким образом, при получении лицензии ОКУ необходимо дополнительно удостовериться в наличии у последних прямых договоров с правообладателями или представляющими их иными ОКУ.

Свободное использование

Третьим случаем правомерного использования контента, как было указано ранее, являются действия пользователя в рамках ограничений, установленных Гражданским кодексом в публичных интересах, без получения дополнительного согласия правообладателя.

В сфере свободного использования чужого контента в сети Интернет, ранее действовавшие ограничения не претерпели изменений. Так Гражданским кодексом как и прежде допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, и источника заимствования цитирование в научных, полемических, критических или информационных целях правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования.

В то же время разрешенные для печатной прессы, а также сообщений в эфир и по кабелю воспроизведение в полном объеме статей, политических речей, фотографий событий и прочего контента по-прежнему запрещено для онлайновых СМИ.

Легальные исключения

И наконец, последним случаем правомерного использования контента, является совершение с ними действий, прямо исключаемых Гражданским кодексом из охраняемых способов использования.

В этой сфере необходимо отметить существенное изменение, сделанное для обеспечения деятельности операторов связи. Новым Гражданским кодексом установлено, что запись ряда объектов авторских и смежных прав на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ не считается воспроизведением, когда она является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение произведения до всеобщего сведения.

Как видно из процитированной нормы, данное ограничение направлено в первую очередь на реализацию технической возможности сообщения контента по сетям передачи данных, и в частности, с кэшированием информации и другими техническими способами ее временного хранения.

Защита прав на контент

И в заключение хотелось бы отметить некоторые дополнения в защите объектов авторских и смежных прав по части IV Гражданского кодекса РФ.

Наряду с прежней альтернативной возможностью предъявления требования возмещения убытков или взыскания компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, в списке средств защиты нарушенных прав добавилась возможность предъявления требования о публикации решения суда о допущенном нарушении, а также принудительная ликвидация компании, неоднократно или грубо нарушающей исключительные права.

Кроме того, Гражданским кодексом прямо установлено право требовать от нарушителя возмещения убытков или выплаты компенсации в тех же размерах в случаях нарушения технических средств защиты контента от несанкционированного использования (например, средств DRM), удаления или изменения без разрешения правообладателя информации об авторском праве или смежных правах (копирайта), а также воспроизведения, распространения, доведения до всеобщего сведения контента с удаленной или искаженной информацией об авторском праве и смежных правах.

Также следует отметить, что в Гражданском кодексе появилась общая норма о возможности предъявления к лицу, нарушающему интеллектуальные права, вне зависимости от наличия или отсутствия в его действиях вины требования о публикация решения суда о допущенном нарушении и пресечении действий, нарушающих исключительное право на объект интеллектуальной собственности либо создающих угрозу нарушения такого права. Причем такие действия должны осуществляются за его счет.

В итоге, можно отметить, что проведенная кодификация норм права интеллектуальной собственности не повлекла революционных изменений в вопросах использования и защиты объектов авторских и смежных прав в сети Интернет. В тоже время в части IV Гражданского кодекса были учтены и доработаны многие аспекты деловой практики их обращения с учетом обеспечения разумного баланса интересов правообладателей и пользователей.

Тем не менее, общественный резонанс, вызванный появлением заключительной части Гражданского кодекса об интеллектуальной собственности, свидетельствует о повышенном интересе к данной теме как со стороны правообладателей, так и рядовых пользователей. В связи с чем, полагаю, в ближайшее время следует ожидать значительного увеличения числа обращений по поводу нарушения авторских прав.

Учитывая, что на формирование практики применения нового законодательства высшими судебными инстанциями уходит, как правило, от 3 до 5 лет, необходимо уже сейчас с должной мерой ответственности отнестись к вопросам безопасности использования контента в деятельности организации.

© Селиванов Виталий Владимирович, 2008

www.it-lex.ru

Заинтересовала услуга?Не нашли ответа?
Узнать ценуЗадать вопрос
Оценка:
Компания
О компанииКомандаНовостиКонтакты
Услуги
Составление договоровИнтеллектуальная собственностьНалоговые консультацииАбонентское обслуживаниеАрбитражВЭД
Готовые решения
Для разработчиковДистрибьюторамИнтернет-сервисамВеб-студиямСтартапам
Информация
Новости праваПубликацииФорумFAQКарта сайта
© ООО «АйТи-Лекс», 2008–2016 Правовая информация