УслугиГотовые решенияКлиентыО компанииПроектыКонтакты
Магазин готовых решений
Профессиональное юридическое
сопровождение IT-проектов

Спор по защите прав на программу для ЭВМ зарубежного вендора

Обсуждение арбитражной практики, правовых событий, новостей и ресурсов

Спор по защите прав на программу для ЭВМ зарубежного вендора

Сообщение Selivanov » 24 май 2013, 16:34

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 июня 2010 г. по делу N А56-29323/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 20 мая 2010 года
Постановление изготовлено в полном объеме 04 июня 2010 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Кашиной Т.А.
судей Глазкова Е.Г., Шестаковой М.А.
при ведении протокола судебного заседания секретарем Вайтович Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело N А56-29323/2009 по правилам, установленным для рассмотрения дел в арбитражном суде первой инстанции

по иску (заявлению) НП "Эдельвейс"
к ООО "ТД ОРБИ"
3-е лицо ООО "Акелла"
о взыскании 100 000 руб.

при участии:
от истца (заявителя): Володиной Ю.А., доверенность от 11.05.2010 б/н; Гурьянова А.В., доверенность от 30.06.2009 б/н
от ответчика (должника): Эгель Л.О., доверенность от 10.11.2007; Туркуновой Е.А., доверенность от 10.11.2007 б/н
от 3-го лица: Гурьянова А.В., доверенность от 30.06.2009 б/н

установил:

Некоммерческое партнерство по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс" (далее - НП "Эдельвейс", истец) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "ТД ОРБИ" (далее - ООО "ТД ОРБИ", ответчик) о защите исключительных прав ООО "Акелла" на программу для ЭВМ - компьютерную игру "Assassinss creed" (далее - "Программа") и взыскании компенсации в размере 100 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.01.2010 г. по настоящему делу иск удовлетворен частично, с ООО "ТД ОРБИ" взыскано в пользу НП "Эдельвейс" 20 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на Программу.

ООО "ТД ОРБИ" не согласившись с судебным актом, вынесенным судом первой инстанции, подало апелляционную жалобу.

ООО "ТД ОРБИ" считает решение суда первой инстанции незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм материального права на основании недоказанных, имеющих значение для дела, обстоятельств. Также, ООО "ТД ОРБИ" указывает на то, что выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела. Кроме того, в апелляционной жалобе ООО "ТД ОРБИ" просит решение суда первой инстанции отменить, рассмотреть дело по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом РФ для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции. ООО "ТД ОРБИ" полагает, что суд первой инстанции принял судебный акт о правах и обязанностях ООО "Акелла", не привлеченного к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены решения в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

В отзыве на апелляционную жалобу НП "Эдельвейс" указало на то, что оспариваемое решение суда первой инстанции является обоснованным и законным, и в удовлетворении апелляционной жалобы ООО "ТД "ОРБИ" просит отказать.

Апелляционным судом установлено наличие основания для безусловной отмены решения арбитражного суда первой инстанции, установленного в п. 4 ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

На основании изложенного и в соответствии с ч. 5 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ апелляционный суд рассматривает спор по правилам, установленным для рассмотрения споров в арбитражном суде первой инстанции.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне НП "Эдельвейс" в дело привлечено ООО "Акелла".

В судебном заседании представитель ООО "ТД "ОРБИ" поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просил ее удовлетворить. Представитель НП "Эдельвейс" и ООО "Акелла" поддержал доводы, изложенные в отзывах на апелляционную жалобу, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Законность и обоснованность обжалуемого решения проверены в апелляционном порядке.

Апелляционный суд, ознакомившись с материалами дела, заслушав представителей сторон и третьих лиц, обсудив доводы жалобы и отзывов на нее, пришел к выводу, что решение суда первой инстанции подлежит отмене, а апелляционная жалоба ООО "ТД "ОРБИ" - удовлетворению в связи со следующим.

НП "Эдельвейс" обосновывает свое право на подачу иска следующими договорами.

Между "UBISOFT Ltd" (Чертсти, Суррэй, Великобритания) и 3A Entertainment Inc. (Род Таун, о. Тортола, Британские Виргинские Острова) заключено дистрибьюторское соглашение от 27.06.2007 г. (далее - "Дистрибьюторское соглашение") (т. 2, л.д. 44 - 73).

В соответствии с Дистрибьюторским соглашением "UBISOFT Ltd" предоставила 3A Entertainment Inc. следующие права (в том числе, на Программу) (Раздел "А" Особые положения и условия Дистрибьюторского соглашения):

(i) право дистрибуции, маркетинга и продажи на территории, в том числе России (подп. "а" п. 2.1 Дистрибьюторского соглашения, Раздел "В" Особые положения и условия Дистрибьюторского соглашения);

(ii) право заниматься локализацией (т.е. переводом) рекламных материалов, руководств и упаковки, внутриигровой локализацией Программы, а также право использовать локализованные рекламные материалы, руководства и упаковку в связи с продвижением Программы (подп. "b" п. 2.1 Дистрибьюторского соглашения, Раздел "Н" Особые положения и условия Дистрибьюторского соглашения);

(iii) право выдать сублицензию на дистрибуцию Программы (буквальное условие: "Дистрибьютор не дает Правопреемникам иных прав, кроме прав на дистрибуцию, предоставленных ему компанией ЮБИСОФТ по настоящему Соглашению, а также Дистрибьютор связан данными положениями и условиями несет ответственность за их соблюдение") следующему юридическому лицу: SWT Entertainment Ltd. (Кипр, Никосия). При этом, SWT Entertainment Ltd. (Кипр, Никосия) должна незамедлительно выдать сублицензии на право дистрибуции Программы ООО "АКЕЛЛА" (Россия, Москва) и ООО "Фабрика игр" (Украина, Киев) (Раздел "В" Особые положения и условия Дистрибьюторского соглашения).

Перечень передаваемых прав по договору исчерпывающий. Кроме вышеуказанных в (i)-(iii) прав, "UBISOFT Ltd" не передавала иных прав 3A Entertainment Inc.

Следует отметить, что в договоре отсутствует условие о праве 3A Entertainment Inc. на предъявление каких-либо требований (исков) в суд, а также на совершение иных юридических действий, необходимых для защиты прав на Программу как от имени "UBISOFT Ltd", так и от имени 3A Entertainment Inc. (ст. 3, п. 14.1, 14.3, п. 20.8 Дистрибьюторского соглашения).

В свою очередь 3A Entertainment Inc. (Род Таун, о. Тортола, Британские Виргинские Острова) (лицензиар) и SWT Entertainment Ltd. (Кипр, Никосия) (лицензиат) заключили лицензионное соглашение от 01.11.2007 г. N 19413 (далее - "Лицензионное соглашение") (т. 3, л.д. 13 - 26).

В соответствии с Лицензионным соглашением 3A Entertainment Inc. выдает SWT Entertainment Ltd. (Кипр, Никосия) открытую эксклюзивную лицензию с правом передачи следующих прав, в том числе на Программу (код 31024 ст. 13 Лицензионного соглашения):

(i) право копирования,

(ii) право воспроизведения,

(iii) право производства,

(iv) право дистрибуции путем продажи или иной передачи прав собственности,

(v) право сдачи в аренду или временное пользование,

(vi) право выполнять производные работы в отношении Программы,

(vii) право публично изготавливать,

(viii) право публично демонстрировать,

(ix) право на публикацию, включая без ограничения русскоязычную версию,

(x) право маркетинга,

(xi) право группирование программ для ЭВМ (компьютерных игр) (п. 1.1, п. 1.2, п. 1.4, п. 1.5, п. 1.6, п. 2.1 Лицензионного соглашения);

(xii) право выдать сублицензию следующим юридическим лицам: ООО "Акелла" (Россия, Москва) и ООО "Фабрика игр" (Украина, Киев) (п. 2.2 Лицензионного соглашения).

Между SWT Entertainment Ltd. (Кипр, Никосия) (правообладатель) и ООО "Акелла" (Россия, Москва) (издатель) заключен Договор о передаче исключительных имущественных прав на использование программных продуктов от 01.11.2007 г. N 19413 (английский вариант названия договора: "Software Exclusive License and Distribution Agreement", т.е. "Исключительная лицензия на программное обеспечение и Соглашение о распространении") (далее - "Договор о передаче исключительных прав") (т. 1, л.д. 19 - 28). Т.е. предмет Договора о передаче исключительных прав (п. 1.1) и английское название данного договора существенно различаются, т.к. английское название договора указывает на передачу только лицензии на программу для ЭВМ, а предмет договора уже указывается на передачу исключительных прав.

В соответствии с Договором о передаче исключительных прав SWT Entertainment Ltd. передает ООО "Акелла" исключительные имущественные права на использование программ для ЭВМ, указанных в п. 12 данного договора, в том числе на Программу (код 31024 ст. 12 Договора о передаче исключительных прав), в том числе передаются следующие права (п. 1.1 Договора о передаче исключительных прав):

(i) право на воспроизведение,

(ii) право распространять экземпляры Программы любым способом: продавать, сдавать в прокат и иным не запрещенным законом способом,

(iii) право передавать для всеобщего сведения путем передачи в эфир и/или последующей передачи в эфир, а также для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств в объеме необходимом для рекламы,

(iv) право вносить в Программу изменения для целей функционирования на технических средствах ООО "Акелла" (право на переработку) и право на локализацию (под локализацией понимается ее адаптация к условиям рынка в странах СНГ, в том числе перевод на русский язык),

Между ООО "Акелла" (Россия, Москва) (учредитель) и НП "Эдельвейс" (Россия, Москва) (управляющий) заключен Договор доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 г. N 24/04-08 (с учетом дополнительных соглашений от 30.04.2008 г. N 1 и N 2) (далее - "Договор доверительного управления") (т. 1, л.д. 9 - 18).

В соответствии с Договором доверительного управления, управляющему переданы в доверительное управление исключительные права, в том числе на Программу (п. 63 Приложения N 1 к Договору доверительного управления), в объеме аналогичному объему прав, указанному в Договоре о передаче исключительных прав. При этом, согласно п. 63 Приложения N 1 основанием для возникновения исключительных прав учредителя на Программу является Договор о передаче исключительных прав.

НП "Эдельвейс" полагает, что на основании вышеуказанных сделок (Дистрибьюторское соглашение (т. 2, л.д. 44 - 73), Лицензионное соглашение (т. 3, л.д. 13 - 26) и Договор о передаче исключительных прав (т. 1, л.д. 19 - 28)) ООО "Акелла" приобрело исключительные права на Программу, которые были переданы в доверительное управление НП "Эдельвейс" по Договору доверительного управления (т. 1, л.д. 9 - 18).

Апелляционный суд, учитывая положения международных договоров и действующего законодательства Российской Федерации, а также условия Дистрибьюторского соглашения (т. 2, л.д. 44 - 73), Лицензионного соглашения (т. 3, л.д. 13 - 26) и Договора о передаче исключительных прав (т. 1, л.д. 19 - 28), считает, что у ООО "Акелла" отсутствуют исключительные права на Программу, а также отсутствует право использования Программы, основанное на исключительной лицензии.

При наличии доказанности факта законного получения "UBISOFT Ltd" прав на Программу от правообладателя Программы, а как следует из Дистрибьюторского соглашения (п. 1.1, п. 14.1 Дистрибьюторского соглашения) и материалов дела, "UBISOFT Ltd" не является ни автором (разработчиком) Программы, ни правообладателем исключительных прав на Программу, а владеет правами на Программу на основании исключительной лицензии (буквальный текст п. 14.1 Дистрибьюторского соглашения: "...и находятся в рамках эксклюзивной лицензии ЮБИСОФТ"), можно лишь констатировать факт предоставления ООО "Акелла" права использования Программы основанное на простой (неисключительной) лицензии, и то лишь в объеме дистрибуции Программы (Раздел "В" Особые положения и условия Дистрибьюторского соглашения). То есть, у ООО "Акелла", а, следовательно, и у НП "Эдельвейс", в силу положений ст. 1254 Гражданского кодекса РФ отсутствует право на защиту прав способами, предусмотренными ст. ст. 1250, 1252 и 1253 Гражданского кодекса РФ.

Вышеуказанные выводы обоснованы следующим.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 5 Федерального закона от 15.07.1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" при разрешении вопроса о том, имело ли место нарушение интеллектуальных прав либо их незаконное использование, надлежит руководствоваться, в том числе международными договорами Российской Федерации, а также общепризнанными принципами и нормами международного права.

Пунктом 1 статьи 1186 Гражданского кодекса РФ установлено, что право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, Гражданского кодекса РФ, других законов и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

25.11.1996 г. Россия ратифицировала "Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны" (остров Корфу, 24.06.1994 г.) (далее - "Соглашение") (Федеральный закон N 135-ФЗ от 25.11.1996 г.). Соглашение вступило в силу 01.12.1997 г.

Кроме того, Россия на настоящий момент является участницей следующих международных договоров, регулирующих правоотношения в сфере авторских и смежных с авторскими прав:

- Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений (Берн, 09.09.1886 г.; вступила в силу для России 13.03.1995 г.) (далее - "Бернская конвенция");

- Всемирная конвенция об авторском праве (Женева, 06.09.1952 г., Париж 24.07.1971 г.; вступила в силу для СССР 27.05.1973 г.) (далее - "Всемирная конвенция");

- Договор ВОИС по авторскому праву (Женева, 20.12.1996 г.; вступил в силу для России 05.02.2009 г.; Распоряжение Правительства РФ от 21.07.2008 г. N 1052-р) (далее - "Договор ВОИС")

В соответствии с п. 4 Приложения N 10 к Соглашению, с момента вступления в силу Соглашения Россия предоставляет компаниям и физическим лицам Сообщества в отношении признания и охраны прав интеллектуальной собственности режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставлен ею любой третьей стране по двусторонним соглашениям.

Из вышеуказанного Соглашения (международного договора) следует, что при защите прав иностранных правообладателей Россия должна обеспечить уровень защиты, аналогичный уровню, существующему в Сообществе. При этом, Россия должна предоставить компаниям и физическим лицам Сообщества в отношении признания и охраны прав интеллектуальной собственности режим не менее благоприятный чем иным лицам.

В соответствии с п. 1 ст. 1231 Гражданского кодекса РФ на территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, установленные международными договорами Российской Федерации и Гражданским кодексом РФ.

При этом, пунктом 2 статьи 1231 Гражданского кодекса РФ установлено, что при признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются Гражданским кодексом РФ независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или Гражданским кодексом РФ не предусмотрено иное.

Таким образом, при осуществлении судебной защиты на территории Российской Федерации исключительных прав на программу для ЭВМ, возникших на территории иного государства, содержание данного права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются Гражданским кодексом РФ, который не противоречит положениям международных договоров, в частности - Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, Всемирной конвенции об авторском праве (Женева, 06.09.1952 г., Париж 24.07.1971), Договору ВОИС по авторскому праву (Женева, 20.12.1996 г.)),

Согласно ст. ст. 1259 и 1261 Гражданского кодекса РФ, программы для ЭВМ отнесены к объектам авторских прав и подлежат охране как литературные произведения (что полностью повторяет положения ст. 4 Договора ВОИС). Таким образом, к программам для ЭВМ подлежат применению положения Бернской конвенции и Всемирной конвенции.

Согласно п. 1 ст. 5 Бернской конвенции в отношении произведений авторы (правообладатели) пользуются в странах Союза, кроме страны происхождения произведения, правами, которые предоставляются в настоящее время или могут быть предоставлены в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам, а также правами, особо предоставляемыми данной конвенцией. Аналогичное положение предусмотрено в п. 1 ст. 2 Всемирной конвенции. При этом, из п. 2 ст. 5 Бернской конвенции следует, что объем охраны, равно как и средства защиты, представляемые автору для охраны его прав, регулируются исключительно законодательством страны, в которой истребуется охрана.

Таким образом, с учетом положений Бернской конвенции, Всемирной конвенции и Гражданского кодекса РФ, следует, что если защита прав на программу ЭВМ истребуется на территории Российской Федерации, то подлежит применению законодательство Российской Федерации, т.е., в том числе положения Гражданского кодекса РФ.

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 1225 Гражданского кодекса РФ установлено, что программы для ЭВМ являются результатом интеллектуальной собственностью (интеллектуальная собственность) и им предоставляется правовая охрана. При этом согласно статье 1226 Гражданского кодекса РФ, на результаты интеллектуальной деятельности (в том числе, на программы для ЭВМ) признаются интеллектуальные права, которые включат в себя, в том числе исключительное право, являющееся имущественным правом.

В ст. 1261 Гражданского кодекса РФ дано понятие "программа для ЭВМ", которая в силу ст. 128 Гражданского кодекса РФ, не отнесена к вещам или иному имуществу, т.е. не является, в прямом смысле слова, материальным объектом.

Программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.

Пунктом 4 статьи 129 Гражданского кодекса РФ установлено, что результаты интеллектуальной деятельности не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако права на такие результаты, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены Гражданским кодексом РФ.

Из положений пп. 1 и 2 ст. 1227 Гражданского кодекса следует, что исключительные права не зависят от права собственности на материальный носитель, в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности. Также переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности, выраженный в этой вещи.

Из смысла п. 1 ст. 1229 Гражданского кодекса РФ следует, что только правообладатель (гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом) вправе использовать результат интеллектуальной деятельности (в частности, программу для ЭВМ) по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, а также распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности (в частности, программу для ЭВМ). Также, исключительно правообладатель вправе разрешать или запретить другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. При этом, отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результаты интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя.

Из положения, п. 1 ст. 1233 Гражданского кодекса РФ, следует, что правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результата интеллектуальной деятельности (в том числе, программу для ЭВМ) любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования программы для ЭВМ в установленных договором пределах (лицензионный договор). При этом, заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату.

В ст. ст. 1234 и 1235 Гражданского кодекса РФ даны определения двум сделкам, которые могут заключаться правообладателем в отношении передачи исключительных прав на программы для ЭВМ - договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор.

В соответствии с договором об отчуждении исключительного права правообладатель передает (отчуждает) приобретателю в полном объеме исключительное право на результат интеллектуальной деятельности (в частности, на программу для ЭВМ). В общем случае, согласно п. 4 ст. 1234 Гражданского кодекса РФ, исключительное право на результат интеллектуальной деятельности переходит от правообладателя к приобретателю в момент заключения договора об отчуждении исключительного права.

В соответствии с лицензионным договором правообладатель (лицензиар) исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (в частности, на программу для ЭВМ) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата в предусмотренных договором пределах.

Таким образом, правовое различие в вышеуказанных сделках находится в различном объеме прав предоставляемых правообладателем исключительного права третьим лицам.

В одном случае, правообладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (в частности, на программу для ЭВМ) полностью отчуждает его в пользу другого лица, т.е. перестает быть правообладателем исключительного права (договор об отчуждении исключительного права).

В другом случае, правообладатель лишь предоставляет право использования результата интеллектуальной деятельности (в частности, право использования программы для ЭВМ), при этом, оставаясь в полном объеме правообладателем исключительного права (лицензионный договор).

Необходимо учитывать существенные ограничения для лицензиата установленные ст. 1235 Гражданского кодекса РФ, в частности, лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности (в частности, программу для ЭВМ) только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату. Согласно ст. 1238 Гражданского кодекса РФ лицензиат имеет право предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности третьим лицам только при письменном согласии лицензиара (т.е. правообладателя исключительных прав) по сублицензионному договору. При этом, по сублицензионному договору сублицензиату могут быть предоставлены права использования результата интеллектуальной деятельности только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата.

Также, Гражданский кодекс РФ различает два вида лицензий, которые могут предоставляться по лицензионным договорам (ст. 1236 Гражданского кодекса РФ):

- простая (неисключительная) лицензия, т.е. предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам,

- исключительная лицензия, т.е. предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам.

Согласно п. 3 ст. 1236 Гражданского кодекса РФ установлено, что в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности могут содержаться условия для лицензионных договоров разных видов.

Из материалов дела, в том числе из Экспертного заключения по объекту интеллектуальной собственности N 115-01/Л-00029 от 14.04.2009 г. следует, что разработчиком (автором) Программы является Ubisoft Divertissements Inc. (Ubisoft Montreal), а правообладателем исключительных прав на Программу является Ubisoft Entertainment.

Таким образом, арбитражным судом на основании материалов дела установлено, и сторонами дела не доказано иное, что правообладателем исключительных прав на Программу является Ubisoft Entertainment.

Использование результатов интеллектуальной деятельности, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя (п. 1 ст. 1229 Гражданского кодекса РФ).

В материалах дела отсутствуют доказательства (договоры, соглашения и т.д.), подтверждающие факт передачи Ubisoft Entertainment каких-либо прав (исключительных прав или прав использования основанных на лицензии) на Программу кому-либо из лиц, являющихся сторонами Дистрибьюторского соглашения, Лицензионного соглашения, Договора о передаче исключительных прав, Договора доверительного управления.

С учетом положений ст. ст. 1234 - 1236 Гражданского кодекса РФ апелляционный суд оценивает Дистрибьюторское соглашение, Лицензионное соглашение и Договор о передаче исключительных прав лишь как лицензионные (сублицензионные) договоры, т.к. они прямо предусматривают ограничение по способам использования Программы, т.е. вводят ограничения в использовании. При отчуждении исключительного права данные ограничения недопустимы, т.к. исключительно правообладатель исключительного права может определять объем прав при использовании результата интеллектуальной деятельности.

Данная правовая позиция находит свое подтверждение в судебной практике. В частности, в п. 13.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" сделан следующий вывод: "Договор, предусматривающий отчуждение права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения по способам использования соответствующего результата или средства либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений статьи 431 Кодекса может быть квалифицирован судом как лицензионный договор. При отсутствии такой возможности договор подлежит признанию недействительным (статья 168 ГК РФ)".

Таким образом, как видно из материалов дела, между "UBISOFT Ltd" и 3 A Entertainment Inc., между 3 A Entertainment Inc. и SWT Entertainment Ltd. заключены лицензионные (сублицензионные) договоры (Дистрибьюторское соглашение и Лицензионное соглашение соответственно), а не договоры на отчуждение исключительного права. Т.е. заключены договоры на право использования результата интеллектуальной деятельности (право использования Программы). В соответствии с данными договорами ни "UBISOFT Ltd" не отчуждала в пользу 3 A Entertainment Inc. исключительных прав на Программу, ни, соответственно, 3 A Entertainment Inc. не отчуждала в пользу SWT Entertainment Ltd. исключительных прав на Программу.

Из условий Дистрибьюторского соглашения следует, что "UBISOFT Ltd" передала 3 A Entertainment Inc. право использования Программы по простой (неисключительной) лицензии, т.к. Дистрибьюторское соглашение не предусматривает, что за "UBISOFT Ltd" не сохраняется право выдачи лицензий другим лицам.

Наоборот, Дистрибьюторское соглашение указывает на неисключительный (ограничивающий) характер передаваемых прав (пп. "а" ст. 2.1, ст. 2.2, ст. 14.1), т.е. "UBISOFT Ltd" передает 3 A Entertainment Inc. право использования Программы по простой (неисключительной) лицензии.

Как изложено выше, по лицензионному договору не может отчуждаться исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, т.к. данный договор регулирует лишь передачу права использования данного результата (ст. 1235 Гражданского кодекса РФ).

Согласно ст. ст. 1235 и 1238 Гражданского кодекса РФ лицензиат не может передать другому лицу больший объем прав, чем ему было предоставлено правообладателем исключительных прав. Тем более лицензиат не может передать другому лицу исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, т.к. сам не обладает данным правом.

Таким образом, даже если признать, что "UBISOFT Ltd" имела право передать 3 A Entertainment Inc. право использования Программы, то последняя обладая лишь правом использования результата интеллектуальной деятельности (правом использования Программы) не могла передать SWT Entertainment Ltd., а затем и ООО "Акелла" исключительное право на результат интеллектуальной деятельности (исключительное право на Программу), т.к. не обладала данным исключительным правом.

Следовательно, ООО "Акелла" в силу положений ст. ст. 1229, 1231, 1233, 1234, 1235 и 1238 Гражданского кодекса РФ, п. 1 ст. 54 Соглашения, п. 1 Приложения N 10 к Соглашению, пп. 1 и 2 ст. 5 Бернской конвенции, п. 1 ст. 2 Всемирной конвенции, не может являться обладателем исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности - Программу.

Таким образом, ООО "Акелла" на основании Договора о передаче исключительных прав может обладать лишь правом на использование результата интеллектуальной деятельности основанном на простой (неисключительной) лицензии.

Довод представителя НП "Эдельвейс" о том, что арбитражный суд не имеет права и не должен исследовать правовую природу сделок, заключенных между "UBISOFT Ltd" и 3 A Entertainment Inc. (Дистрибьюторское соглашение), между 3 A Entertainment Inc. и SWT Entertainment Ltd. (Лицензионное соглашение), между SWT Entertainment Ltd. и ООО "Акелла" (Договор о передаче исключительных прав), является ошибочным.

Исключительные права и права использования на программу для ЭВМ не являются абсолютными, они являются производными от результата интеллектуальной деятельности, т.е. их наличие или отсутствие у конкретного лица подлежит доказыванию, если данное лицо не является автором результата интеллектуальной деятельности.

Если у лица нет соответствующих полномочий, то, следовательно, все его дальнейшие действия по осуществлению и распоряжению отсутствующими у него полномочиями ничтожны и не влекут никаких юридических последствий, за исключением последствий их ничтожности (недействительности). Без оценки наличия или отсутствия прав на программу для ЭВМ (в отношении которой запрашивается судебная защита) у лиц, участвовавших в заключении Дистрибьюторского соглашения, Лицензионного соглашения, Договора о передаче исключительных прав, Договора доверительного управления невозможно определить, во-первых, наличие или отсутствие у НП "Эдельвейс" соответствующих прав, во-вторых, наличие или отсутствие у НП "Эдельвейс" права на обращение в суд с иском в защиту прав правообладателя программы для ЭВМ.

НП "Эдельвейс" обращаясь в арбитражный суд за защитой нарушенных исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности, основывает свое право со ссылкой на Договор доверительного управления, заключенного между НП "Эдельвейс" и ООО "Акелла".

Как следует из Договора доверительного управления ООО "Акелла" передало НП "Эдельвейс" в управление исключительные права на Программу, в том числе право на обращение в суд от своего имени для защиты исключительных прав ООО "Акелла".

Как следует из материалов дела, ООО "Акелла" получило права на Программу от SWT Entertainment Ltd. (Договор о передаче исключительных прав). Также, из материалов дела следует, что SWT Entertainment Ltd. получило права на Программу от 3 A Entertainment Inc. (Лицензионное соглашение), а 3 A Entertainment Inc. получило права на Программу от "UBISOFT Ltd" (Дистрибьюторское соглашение).

Документы, подтверждающие передачу (отчуждение) исключительных прав или документы, подтверждающие передачу права использования результата интеллектуальной деятельности (права использования Программы) от правообладателя исключительных прав Ubisoft Entertainment к "UBISOFT Ltd", в материалах отсутствуют.

ООО "Акелла" (работники ООО "Акелла") не является ни автором Программы, ни правообладателем исключительных прав на данную Программу. То есть, ООО "Акелла" могло приобрести исключительные права на Программу только по договору на отчуждение исключительного права, заключенного с правообладателем исключительного права (ст. 1234 Гражданского кодекса РФ), однако, такой договор в материалах дела отсутствует.

В материалах дела отсутствуют доказательства передачи каким-либо третьим лицом ООО "Акелла" исключительных прав на Программу. При этом договор, заключенный между ООО "Акелла" и SWT Entertainment Ltd., с учетом того, что SWT Entertainment Ltd. основывает свое право на Программу со ссылкой на договор, заключенный с 3 A Entertainment Inc., у которой также отсутствует исключительное право на Программу, не может являться основанием для возникновения исключительного права на Программу у ООО "Акелла".

Так как, у ООО "Акелла" отсутствует исключительное право на Программу, а также, в силу вышеизложенного, отсутствует исключительная лицензия на данную Программу, то, следовательно, ООО "Акелла" не могла передать в доверительное управление НП "Эдельвейс" ни исключительное право на Программу, ни право использования Программы, основное на исключительной лицензии.

Заключение вышеуказанного Договора доверительного управления свидетельствует о передаче ООО "Акелла" в управление НП "Эдельвейс" отсутствующих у ООО "Акелла" прав, в связи с чем действия ООО "Акелла" не могут быть признаны правомерными.

Также необоснованна ссылка НП "Эдельвейс" на то, что существует судебная практика, признающая факт обладания ООО "Акелла" исключительных прав на Программу.

Пунктом 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусмотрено, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

В данных судебных делах ООО "ТД ОРБИ" не участвовало ни в качестве стороны дела, ни в качестве иного лица. Следовательно, ООО "ТД ОРБИ" было лишено возможности заявлять свои возражения по существу спора в вышеуказанных судебных делах, а также высказывать обоснованные сомнения о факте наличия у ООО "Акелла и НП "Эдельвейс" прав на Программу.

Также, из рассмотренных судебных дел, на которые ссылается НП "Эдельвейс", не видно какие обстоятельства исследовались и оценивались при их рассмотрении (была ли дана оценка всех сделок по передаче прав на Программу, или данный вопрос вообще не был затронут). В вышеуказанных судебных актах, в частности, отсутствует оценка Дистрибьюторского соглашения. Кроме того, не дана оценка обстоятельствам приобретения "UBISOFT Ltd" прав на Программу. Не исследован вопрос об авторе (разработчике) Программы (Ubisoft Divertissements Inc. (Ubisoft Montreal)), а также правообладателе исключительных прав на Программу (Ubisoft Entertainment).

В соответствии с п. 1 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. При этом, пунктом 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

НП "Эдельвейс" при рассмотрении настоящего дела не представило доказательств, свидетельствующих о том, что права на Программу (исключительные права или права на использование основанные на исключительной лицензии) были переданы ООО "Акелла", следовательно, у НП "Эдельвейс" также отсутствуют права (исключительные права или права на использование основанные на исключительной лицензии) на данную Программу.

Учитывая то обстоятельство, что НП "Эдельвейс" не представлено доказательств получения в установленном законом порядке от правообладателя исключительных прав на Программу либо исключительной лицензии на данную Программу, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что у НП "Эдельвейс" отсутствует право на обращение в суд за защитой прав правообладателя на Программу.

Данная правовая позиция находит свое подтверждение в судебной практике. В п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" сделан следующий вывод: "При применении статьи 1254 ГК РФ необходимо учитывать, что она не предоставляет лицензиатам - обладателям простой (неисключительной) лицензии - право защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 Кодекса. Таким правом обладают только лицензиаты - обладатели исключительной лицензии".

Кроме того, апелляционный суд считает, что истец не доказал факт продажи ответчиком диска, представленного в материалы дела. Этот вывод суда основан на следующих обстоятельствах.

В качестве доказательства истцом представлен кассовый чек, на котором указаны наименование и ИНН продавца, но отсутствует информация о наименовании товара, то есть факт продажи именно диска с записью программы для ЭВМ "Assassin,s Creed" данный чек не подтверждает. Надлежащим образом оформленный кассовый чек, содержащий информацию о цене и наименовании товара, истцом не представлен.

Из отчета частного детектива N 11/06-08 от 11.06.2008 следует, что им приобретена у ответчика компьютерная игра на одном компакт-диске, опечатанном детективом полоской бумаги способом, исключающим доступ без повреждения упаковки.

Между тем, в материалах дела представлен не Compact Disk (CD-диск), о котором говорится в отчете детектива, а Digital Versatile Disk (DVD-диск), то есть иной вид лазерного диска.

Кроме того, что в дело представлен иной вид лазерного диска, чем тот, о котором говорится в отчете детектива, указанный диск еще и опечатан способом, не исключающим доступ без повреждения упаковки, поскольку полиэтиленовая упаковка может быть вскрыта без повреждения полоски бумаги, наклеенной детективом, то есть произведенное детективом опечатывание не препятствует извлечению диска из упаковки.

При таких обстоятельствах апелляционный суд не считает доказанным факт продажи ответчиком представленного в материалах дела диска.

С учетом изложенного выше, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что обжалуемое решение подлежит отмене, а в иске следует отказать в связи с неполным выяснением судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствием изложенных в решении выводов фактическим обстоятельствам дела.

Руководствуясь статьями 269, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.01.2010 по делу N А56-29323/2009 отменить.

В иске отказать.

Взыскать с НП "Эдельвейс" в пользу ООО "ТД ОРБИ" 2000 руб. расходов по госпошлине по апелляционной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

Председательствующий
КАШИНА Т.А.

Судьи
ГЛАЗКОВ Е.Г.
ШЕСТАКОВА М.А.
Selivanov
Администратор
 
Сообщений: 608
Зарегистрирован: 17 сен 2009, 23:22
Откуда: Новосибирск

Вернуться в Смежные вопросы

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron
Компания
О компанииКомандаНовостиКонтакты
Услуги
Составление договоровИнтеллектуальная собственностьНалоговые консультацииАбонентское обслуживаниеАрбитражВЭД
Готовые решения
Для разработчиковДистрибьюторамИнтернет-сервисамВеб-студиямСтартапам
Информация
Новости праваПубликацииФорумFAQКарта сайта

© ООО «АйТи-Лекс», 2008–2016
Правовая информация

При цитировании материалов гиперссылка на данный сайт обязательна