УслугиГотовые решенияКлиентыО компанииПроектыКонтакты
Магазин готовых решений
Профессиональное юридическое
сопровождение IT-проектов

Заключение лицензионного договора агентом

Договор на разработку ПО, договор авторского заказа, лицензионный договор, распространение программного обеспечения, нелегальное использование ПО, нарушение авторских прав, доменные споры, регистрация программ для ЭВМ

Заключение лицензионного договора агентом

Сообщение Selivanov » 25 сен 2009, 17:27

podgornaya
Елена Подгорная

535 дней назад 08.04.2008

Добрый день! Виталий, хотелось бы узнать Ваше мнение по следующему вопросу. Небезызвестная АНО, до 01.01.2008г. осуществлявшая управление имущественными правами на коллективной основе, с 01.01.2008г. ввиду несоответствия организационно-правовой формы требованиям ст. 1243 ГК РФ, заключает договоры с пользователями на основании агентских договоров с правообладателями. Примем как данность, что указанная предпринимательская деятельность АНО соответствует ее уставным целям. Основной вопрос вызывает договорная модель, избранная АНО для осуществления этой самой деятельности. Агентские договоры АНО с правообладателями заключены на условиях комиссии, а именно: АНО заключает лицензионные договоры с пользователями от своего имени, но за счет правообладателей. Я считаю, что АНО не вправе предоставлять авторские и смежные права на использование РИД, используя комиссионную схему по следующим основаниям. В соответствии со ст. 1005 ГК РФ по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке. Согласно ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона- обладатель исключительного права на РИД предоставляет или обязуется предоставить другой стороне право использования такого РИД. В данном же случае АНО не является ни обладателем исключительного права на РИД, ни владельцем прав по лицензионным договорам с правообладателями (т.к. правообладатели не предоставляли АНО прав на исполльзование РИД). Таким образом, АНО не может выполнить свои обязанности по договору с пользователем, а именно предоставить права на использование РИД, т.к. само таковыми не владеет. Единственным допустимым вариантом, по моему мнению, в данному случае является заключение лицензионного договора АНО от имени правообладателя. Либо АНО следует заключить лицензионные договоры с правообладателями, а затем уже сублицензионные договоры с пользователями в соответствии со ст. 1238 ГК РФ. Было бы весьма интересно узнать Ваше мнение! Спасибо!


Виталий Селиванов


Спасибо за глубокий вопрос. Отмечу, что такая трактовка вполне имеет право на существование и не исключено, что когда-нибудь "вылезет" в практике высших судебных инстанций. На ум пришла ситуация с запретом заключения договоров на оказание услуг связи по комиссионной схеме.
Такая аргументация подходит в сущности также ко всем договорам на оказание услуг, т.к. последние потребляются в процессе их оказания и не могут перепродаваться.
Нужно признать, что трепетное отношение к букве закона часто выходит нам боком. Что называется "горе от ума". Простите за лирическое отступление .

Со своей стороны отмечу, что есть еще один рисковый момент. По идее агент должен заключать отдельные договоры в отношении объектов, принадлежащих определенным принципалам, а не один единственный на весь каталог. Иначе как можно это соотнести с выполнением поручения конкретного правообладателя по заключению сделки? На практике, естественно, данное условие не выполнимо: заключается 1 договор на предоставление прав по всему или части репертуара, включающего произведения различных правообладателей.
Selivanov
Администратор
 
Сообщений: 608
Зарегистрирован: 17 сен 2009, 23:22
Откуда: Новосибирск

Re: Заключение лицензионного договора агентом

Сообщение Elena » 05 июл 2010, 12:50

Здравствуйте! очень хотелось бы возобновить эту тему, так как у меня сейчас тоже стоит очень остро вопрос возможности заключения лицензионных (сублицензионных) договоров агентом. Согласна, что есть много проблем, с точки зрения российского законодательства об авторском праве, при передаче прав агентом, в случае если агент сам не владеет правами, получается что агентский договор на реализацию РИД носит смешанный характер, он должен содержать в себе элементы агентского и лицензионного договоров, если соблюдать буквально все номы ГК РФ и передать права Агенту с правом заключения сублицензионных договоров, то в агентском договоре необходимо указать условия о вознаграждении за передачу этих прав, в противном случае этот договор будет незаключенным, или в договоре нужно указать что вознаграждение агентом не выплачивается, но такая трактовка очень напрягает нашу бухгалтерию, так как безвозмездных сделок между юр. лицами быть не должно. В итоге получается, что при передаче прав на РИД агенту с целью выполнения им своих агентских функций, агент обязан заплатить вознаграждение принципалу, что само по себе не очень соответствует агентской схеме работы, а потом агент еще должен перечислить все полученное по договорам заключенным агентом с третьими лицами (конечно за минусом своего вознаграждения) в такой ситуации весь смысл агентской схемы вообще теряется, получается обычный лицензионный договор. В результате мы в своих агентских договорах все таки передаем агенту права на РИД, но указываем что вознаграждение за эту передачу не выплачивается, пока не знаю как отреагирует налоговая на это.
А может быть можно применить к агентской схеме на передачу лицензии на РИД, по аналогии, агентскую схему на реализацию товаров, в данном случае агент заключает договоры с покупателями на товары которые агенту не принадлежат, так как принципал в агентском договоре право собственности на товар агенту не передает. Буду благодарна за любое мнение по поводу этой схемы, так как на самом деле ситуация очень запутанная, а разъяснений в законодательстве или судебной практике по этому вопросу я не нашла.
Elena
 
Сообщений: 5
Зарегистрирован: 17 май 2010, 13:13

Re: Заключение лицензионного договора агентом

Сообщение Selivanov » 05 июл 2010, 16:39

Недавно появилась практика по сдаче помещений агентом по комиссионной схеме (это уже ближе к теме услуг, хотя еще не касается распоряжения исключительными правами).
Определение ВАС РФ от 26.03.2010 N ВАС-3326/10 по делу N А65-17031/2009-СГ2-4
"...Довод заявителя о ненадлежащем истце по данному делу несостоятелен, поскольку согласно статье 606 Гражданского кодекса Российской Федерации право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду.
Судами установлено, что агентским договором от 01.06.2004 N 142/Инс-04-АНС открытое акционерное общество "Сервейинговая компания "Единая арендная система" предоставлены права арендодателя и право участвовать в разрешении споров в любых организациях, учреждениях, включая органы внутренних дел, суды и прокуратуру.
Удовлетворяя иск, суды обоснованно исходили из положения статьи 614 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату)..."

Заметим, что агент может быть управомочен на сдачу помещений в аренду законом или собственником. В случае с распоряжением исключительными правами закон не содержит такой оговорки.
Selivanov
Администратор
 
Сообщений: 608
Зарегистрирован: 17 сен 2009, 23:22
Откуда: Новосибирск

Re: Заключение лицензионного договора агентом

Сообщение Elena » 07 июл 2010, 17:51

на одном из форум нашла вот такое судебное решение:

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
кассационной инстанции по проверке законности и
обоснованности решений (определений, постановлений)
арбитражных судов, вступивших в законную силу

от 3 сентября 2003 г. Дело N КГ-А40/5342-03


(извлечение)

Предприниматель без образования юридического лица Макаревич Алексей Лазаревич (ПБОЮЛ Макаревич А.Л.) обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО "Фирма грамзаписи "Никитин" о взыскании компенсации в сумме 320000 руб. за нарушение исключительных прав на использование фонограммы песни "Ты станешь взрослой".
Решением Арбитражного суда города Москвы от 2 апреля 2003 г. в удовлетворении исковых требований отказано.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком выполнены обязательства по агентскому соглашению от 15 июля 2002 г., заключенному между истцом и ответчиком.
Разрешая спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что по условиям указанного соглашения истец передал ответчику право исключительного и единоличного представительства и заключение договоров с третьими лицами, в том числе согласно приложению к соглашению N 2 и в отношении фонограммы песни группы "Лицей" "Ты станешь взрослой". Во исполнение условий агентского соглашения ответчик заключил 4 договора от имени и по поручению истца, об условиях которых ответчик известил истца надлежащим образом.
Постановлением апелляционной инстанции от 6 июня 2003 г. решение от 2 апреля 2003 г. отменено, иск удовлетворен.
В кассационной жалобе ООО "Фирма грамзаписи "Никитин" просит отменить постановление от 6 июня 2003 г. и оставить в силе решение от 2 апреля 2003 г., ссылаясь на нарушение судом апелляционной инстанции при принятии обжалуемого судебного акта норм процессуального права (ч. 1 ст. 49, ст. ст. 67, 68, ч. 1 ст. 111, ч. 3 ст. 266, п. 10 ч. 2 ст. 271 АПК РФ).
В отзыве на кассационную жалобу истец просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения, обжалуемый судебный акт считает законным и обоснованным, доводы кассационной жалобы несостоятельными.
В суде кассационной инстанции представители ответчика поддержали доводы кассационной жалобы.
Представитель истца в обоснование своих возражений против удовлетворения кассационной жалобы привел доводы, аналогичные доводам, изложенным в отзыве на кассационную жалобу.
Рассмотрев кассационную жалобу, отзыв на кассационную жалобу, заслушав представителей истца и ответчика, проверив в соответствии со статьей 286 АПК РФ правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и норм процессуального права, суд кассационной инстанции считает, что отмене подлежат как постановление от 6 июня 2003 г., так и решение от 2 апреля 2003 г., а дело подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что по договору от 26 апреля 2002 г. авторами песни "Ты станешь взрослой" ПБОЮЛ Макаревичу А.Л. переданы исключительные права на использование указанного музыкального произведения, а именно: воспроизводить произведение на любых носителях, распространять экземпляры произведения любыми способами, импортировать в целях распространения, публично исполнять, переводить, переделывать, аранжировать или другим образом перерабатывать произведение, а также право на передачу третьим лицам прав на его использование.
Однако ответчику, согласно условиям агентского соглашения от 15 июля 2002 г., исключительные права на использование музыкального произведения "Ты станешь взрослой" в исполнении группы "Лицей" не передавались.
В связи с этим, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что действия ответчика по заключению договоров с третьими лицами в соответствии с которыми им были переданы не принадлежащие ему права на использование спорной фонограммы и приобретение ответчиком прав по данным сделкам является нарушением смежных прав истца.
Суд кассационной инстанции не может признать указанные выводы суда апелляционной инстанции законными и обоснованными.
В обоснование своих исковых требований истец ссылался на то, что ответчик заключил договоры с третьими лицами, по условиям которых в коммерческих целях самостоятельно передал от своего имени права на спорную фонограмму, определил виды ее использования и размер вознаграждения.
При рассмотрении дела о нарушении авторских и смежных прав, подлежат установлению факты, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, а именно: установление лица, которому принадлежит авторское или смежное право, юридические факты, согласно которым авторское право или смежное право распространяется на произведения, являющиеся предметом спора, факт нарушения этих прав, размер доходов, неправомерно полученных нарушителем, цели нарушения авторских или смежных прав.
Исходя из толкования положений статьи 1005 ГК РФ, следует, что по своей юридической природе агентский договор в зависимости от условий определенных сторонами в соглашении, может сочетать в себе условия договоров комиссии и поручения, т.е. агент может действовать от своего имени, но за счет принципала, либо от имени и за счет принципала.
Вместе с тем, в силу статьи 1011 ГК РФ к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные главой 49 или главой 51 Гражданского кодекса РФ, в зависимости от того действует агент по условиям договора от имени принципала или от своего имени, если эти правила не противоречат положениям главы 53 ГК РФ или существу агентского договора.
Удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции сослался на отсутствие в заключенном между сторонами агентском соглашении, существенных условий, определяющих передаваемые ответчику исключительные права на фонограмму.
Между тем, в подпункте 1.2 пункта 1 агентского соглашения содержится понятие договоров, на заключение которых истец предоставил право ответчику, и определен их предмет.
Однако ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не дал оценку и толкование агентскому соглашению от 15 июля 2002 г. и не установил объем взаимных прав и обязанностей истца и ответчика, возникших в связи с заключением этого договора.
Согласно условиям агентского соглашения истец передал ответчику исключительное и единоличное право представительства и заключения договоров с третьими лицами.
Судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что по договорам, заключенным ответчиком с третьими лицами на использование фонограммы, ответчик действовал от своего имени и права и обязанности по договорам, возникли у него, а не у истца.
Вместе с тем, в материалах дела имеются приложения к договорам, заключенными между ответчиком и третьими лицами (л. д. 84, 101, 107 т. 1), согласно которым контрагенты были уведомлены о том, что данные договоры заключены в интересах и по поручению истца.
В случае, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента (п. 3 ст. 969 ГК РФ).
Данные обстоятельства не были предметом рассмотрения ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции.
При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции считает: выводы как суда первой инстанции об отсутствии факта нарушения исключительных прав истца, так и выводы суда апелляционной инстанции о наличии такого факта не основаны на фактических обстоятельствах дела, установленных судами.
Кроме того, судом апелляционной инстанции неправомерно удовлетворено требование истца о взыскании с ответчика компенсации вместо возмещения убытков или взыскания доходов.
В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 49 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" обладатель исключительных авторских и смежных прав вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации вместо возмещения убытков или взыскания доходов, полученных нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав (пп. 4 п. 1 ст. 49 указанного Закона).
Иск о компенсации подлежит удовлетворению при доказанности фактов нарушения авторских или смежных прав, причинения истцу (правообладателю) убытков ответчиком (нарушителем) или получения ответчиком доходов в использования произведения без разрешения правообладателя. При этом вопрос об определении суммы компенсации Законом отнесен на усмотрение суда. При исчислении суммы компенсации суд должен учитывать кратность нарушения авторских и смежных прав правообладателя, адекватность компенсации характеру и последствиям правонарушения.
В нарушение положений части 2 статьи 271 АПК РФ суд апелляционной инстанции, определяя размер компенсации, подлежащей взысканию с ответчика, не мотивировал свое решение.
Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций, сделанные при принятии решения от 2 апреля 2003 г. и постановления от 6 июня 2003 г., не соответствуют имеющимся в деле доказательствам и фактическим обстоятельствам дела, установленным судами, приняты с нарушением норм материального права и норм процессуального права и подлежат отмене по основаниям, предусмотренным частями 1 - 3 статьи 288 АПК РФ.
В связи с тем, что указанные нарушения норм права можно устранить только при новом рассмотрении дела в суде первой инстанции, дело подлежит передаче на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Москвы в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 АПК РФ.
Суду первой инстанции при новом рассмотрении дела необходимо учесть изложенное, устранить допущенные нарушения норм права, дать оценку и толкование агентскому соглашению с учетом действий сторон по его исполнению и, исходя из установленного, разрешить спор.
Руководствуясь статьями 176, 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 2 апреля 2003 г. и постановление от 6 июня 2003 г. Арбитражного суда города Москвы по делу N А40-2378/03-15-24 отменить и дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же арбитражного суда.

при новом рассмотрении было принято вот такое решение:
РЕШНЕИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА г. Москвы
11 февраля 2004 г.
(извлечение)

Ответчик иск не признал, мотивируя тем, что авторские права истца нарушены не были, т.к. ответчик действовал на основании агентского соглашения от 15.07.2002 г., в соответствии с которым ответчик заключил ряд договоров, выслал отчет по исполнению агентского поручения и перечислил оплату истцу, и все договоры были заключены от имени и по поручению истца.
Рассмотрев материалы дела, выслушав представителей сторон, выполнив все указания кассационной инстанции, изложенной в постановлении от 03.09.2003г. суд установил, что истцу принадлежат исключительные авторские права на использование музыкального произведения, что подтверждается договором о передаче авторских прав от 26.04.2002, и актом от 30.05.02.
В соответствии с п. 3 вышеуказанного договора, ответчик как правообладатель вправе передавать все полученные права 3-м лицам.
Истцом и ответчиком было заключено агентское соглашение б/н от 15.07.2002 г.
Разрешая спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что по условиям указанного соглашения истец передал ответчику право исключительного и единоличного представительства и заключение договоров с третьими лицами, в том числе согласно приложению к соглашению N 2 и в отношении фонограммы песни. Во исполнение условий агентского соглашения ответчик заключил 4 договора от имени и по поручению истца, об условиях которых ответчик известил истца надлежащим образом.
При этом все денежные средства, полученные агентом по заключенным договорам и причитающимся принципалам должны быть переданы последнему не позднее 10 дней с момента их получения.
Ответчик, кроме того, в соответствии с п. 4.1. высылал отчеты и перечислял денежные средства, что подтверждается платежным поручением № 398 от 18.12.02г. и банковской выпиской.
Утверждение истца, что ответчик нарушил смежные права, предусмотренные п. 2.2. соглашения, судом не принимаются, т.к. условия договоров были согласованы сторонами, что подтверждается опросом свидетелей.
Также не принимается утверждение истца, что у агента не было надлежащих полномочий для заключения договоров, ибо в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента на заключение сделок от имени принципала, поэтому истец в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, т.к. не доказал, что 3-и лица знали или должны были знать об ограничении полномочий агента в соответствии со ст. 996 ГК РФ.
Истец указал, что не знает о размере полученных доходов и не заявлял требования о взыскании неполученных доходов, а только заявлял требования о взыскании компенсации.
Суд считает, что в данном случае взаимоотношения сторон регулируются агентским соглашением, выполненным ответчиком.
Не принимаются утверждения истца о перечислении денежных средств ответчику, т.к. данный факт не может служить доказательством не выполнения агентом (ответчиком) своих обязательств, ибо данный возврат был произведен после обращения истца в арбитражный суд.
Руководствуясь ст. 63, 110, 1167-170, 176, 159, 88 АПК РФ суд

РЕШИЛ:
В иске ПБОЮЛ к ООО «Ф» о взыскании 320 000 руб. – отказать.


Данное решение было оставлено без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 22.04.2004 г.
Elena
 
Сообщений: 5
Зарегистрирован: 17 май 2010, 13:13

Re: Заключение лицензионного договора агентом

Сообщение Selivanov » 07 июл 2010, 18:53

Суд установил, что договоры заключались агентом по схеме поручения, т.е. от имени принципала-доверителя. В этом случае права и обязанности по договорам возникают непосредственно у принципала, потому и проблем с отсутствием у агента прав на использование произведений не возникает.
Ваш первоначальный вопрос относился к комиссионной схеме, разве не так?
Selivanov
Администратор
 
Сообщений: 608
Зарегистрирован: 17 сен 2009, 23:22
Откуда: Новосибирск

Re: Заключение лицензионного договора агентом

Сообщение Elena » 08 июл 2010, 15:15

Да, так, в этом случае получается что агентская схема работы когда договоры должны заключаться от имени агента к реализации прав на РИД не проходит, хотя есть судебная практика когда смешанные договоры купли-продажи и агентского признавались агентскими несмотря на то, что товар сначала был продан агенту и только потом агент его реализовывал третьим лицам по агентской схеме, но эти случаи единичные, как в каждом конкретном случае к этому договору отнесется суд или налоговая неизвестно
Elena
 
Сообщений: 5
Зарегистрирован: 17 май 2010, 13:13

Re: Заключение лицензионного договора агентом

Сообщение lawstudent » 21 июл 2010, 06:19

Добрый вечер.

1. По вопросу о существующих в судебно-арбитражной практике похходах к решению рассматриваемой проблемы приведу известное мне Постановление ФАС Уральского округа от 29.05.2006 N Ф09-4286/06-С5 по делу N А07-30769/05. Аргументация суда, основанная на применении Патентного закона от 23.09.1992 N 3517-1(в ред. от 07.02.2003), в целом сохраняет актуальность в условиях действия нового законодательства об интеллектуальной собственности. В силу общего характера аргументации вывод суда может быть распространен за пределы института патентного права.

2. По существу вопроса. Думается, что положения п.1 ст. 1234, п.1 ст.1235, п.1 ст.996 ГК не должны толковаться буквально. Применительно к договору комиссии исключительные права не обладают спецификой, обосновывающей исключение возможности заключения в отношении них договоров по комиссионной схеме: комиссионер по договору комиссии получает легитимацию на распоряжение имуществом (в рассматриваемом случае - исключительным правом) от правообладателя - комитента подобно тому, как это происходит в ситуации с движимыми вещами. Данный подход представляется верным с политико-правовой точки зрения и отвечает принципу свободы договора, но с точки зрения практической реализации, по всей видимости, сопряжен с рисками, о которых писалось выше.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 мая 2006 г. Дело N Ф09-4286/06-С5


Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе председательствующего Матанцева И.В., судей Арсенова И.Г., Столярова А.А. рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Белорецкий металлургический комбинат" на решение суда первой инстанции от 01.12.2005 и постановление суда апелляционной инстанции от 13.02.2006 (резолютивная часть от 06.02.2006) Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу N А07-30769/05.
В судебном заседании приняли участие представители: истца - Лопаткин Е.Б. (доверенность от 02.02.2005); ответчика - Мингазетдинов А.А., юрисконсульт (доверенность от 26.07.2005 N 39), Силецкий Ю.А., начальник правового управления (доверенность от 10.02.2006 N 10).

Закрытое акционерное общество "Патентные услуги" (далее - ЗАО "Патентные услуги") обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к ОАО "Белорецкий металлургический комбинат" о взыскании 5219089 руб., из которых 4484000 руб. - долг по лицензионному соглашению, 735089 руб. - проценты за пользование чужими денежными средствами.
Решением суда первой инстанции от 01.12.2005 (судья Голубчик Е.А.) с ОАО "Белорецкий металлургический комбинат" в пользу ЗАО "Патентные услуги" взыскано 4484000 руб. долга, 712728 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. В остальной части производство по делу прекращено в связи с отказом от иска.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 13.02.2006 (судьи Салихова И.З., Маликова Э.М., Султанов В.И.) решение оставлено без изменения.
ОАО "Белорецкий металлургический комбинат" в кассационной жалобе просит решение и постановление отменить, ссылаясь на неправильное применение судами ст. 10, 13 Патентного закона Российской Федерации, Правил рассмотрения и регистрации договоров об уступке патента и лицензионных договоров о предоставлении права на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца, нарушение ст. 71, 168, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, неприменение ст. 166, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению заявителя кассационной жалобы, судами не учтено, что договор комиссии от 17.07.2001 N 011 является ничтожной сделкой, ввиду чего истец, не обладая правом на заключение в последующем лицензионного соглашения, не мог требовать взыскания по нему долга (паушального платежа).

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, 29.08.2002 между ЗАО "Патентные услуги" (лицензиар) и ОАО "Белорецкий металлургический комбинат" (лицензиат) заключено лицензионное соглашение, согласно которому лицензиар предоставляет лицензиату за вознаграждение неисключительную лицензию на использование изобретения "Способ горячей прокатки сортовых профилей прямоугольного сечения", охраняемого патентом N 2074547.
При заключении лицензионного соглашения лицензиар (ЗАО "Патентные услуги") действовал на основании договора комиссии от 17.07.2001 N 011, заключенного между тремя физическими лицами - обладателями патента N 2074547 на указанное изобретение - Никифоровым Б.А., Кандауровым Л.Е., Беланом А.К., именуемые "комитент", и ЗАО "Патентные услуги", именуемое "комиссионер", по условиям которого комиссионер обязался по поручению комитента совершать в интересах последнего от своего имени сделки по коммерческой реализации научно-технической продукции - объектов интеллектуальной собственности.
Согласно п. 6.1 лицензионного соглашения, стороны установили, что за предоставление прав, предусмотренных соглашением, и за техническую документацию, указанную в приложении к соглашению, и другую информацию лицензиат уплачивает лицензиару вознаграждение в виде единовременного (паушального) сбора в соответствии с протоколом цены, подписанным обеими сторонами, который является конфиденциальной информацией и к соглашению не прилагается.
В соответствии с п. 11.1 лицензионное соглашение вступает в силу после подписания обеими сторонами и регистрации в Роспатенте.
Лицензионное соглашение от 29.08.2002 зарегистрировано решением Роспатента от 19.07.2002 N 14781/02.
Из протокола соглашения о договорной цене видно, что лицензиат должен уплатить лицензиару вознаграждение в виде единовременного (паушального) платежа в размере 3800000 руб., подлежащего уплате в июле - ноябре 2003 г. в соответствии с утвержденным графиком платежей.
Ссылаясь на то, что лицензиат - ОАО Белорецкий металлургический комбинат" - не выполнил своего обязательства по оплате паушального платежа, ЗАО "Патентные услуги" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций сделали вывод о невыполнении ОАО "Белорецкий металлургический комбинат" в нарушение ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации условий лицензионного соглашения. При этом суды исходили из того, что патентообладатели (физические лица) могли по договору комиссии поручить истцу распорядиться не их исключительным правом на изобретение, а предоставить право реализации объектов интеллектуальной собственности, что, по мнению судов, не противоречит Патентному Закону Российской Федерации. Доводы ответчика о недействительности (ничтожности) лицензионного соглашения от 29.08.2002 договора комиссии от 17.07.2001 ввиду их противоречия Патентному Закону Российской Федерации судами были отклонены.
Выводы судов первой и апелляционной инстанций являются ошибочными по следующим основаниям.
Согласно п. 1 ст. 13 Патентного закона Российской Федерации, любое лицо, не являющееся патентообладателем, вправе использовать запатентованные изобретение, полезную модель, промышленный образец лишь с разрешения патентообладателя (на основе лицензионного договора). По лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) обязуется предоставить право на использование охраняемого изобретения, полезной модели, промышленного образца в объеме, предусмотренном договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и (или) осуществлять другие действия, предусмотренные договором.
Пунктом 1 ст. 10 Патентного закона Российской Федерации установлено, что патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение. Никто не вправе использовать запатентованные изобретение без разрешения патентообладателя.
Согласно п. 1 ст. 8 Патентного закона Российской Федерации, патентообладателями являются автор изобретения, полезной модели или промышленного образца; работодатель в случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи; правопреемники указанных лиц.
Из содержания перечисленных правовых норм следует, что лицензионный договор может быть заключен исключительно патентообладателем - автором изобретения, работодателем в случаях, предусмотренных пунктом 2 ст. 8 Патентного закона Российской Федерации, или правопреемником указанных лиц.
Поскольку в данном случае патентообладателями являются три физических лица - Никифоров Б.А., Кандауров Л.Е., Белан А.К., именно им принадлежит право на заключение лицензионных договоров. ЗАО "Патентные услуги", не являясь патентообладателем, заключить лицензионное соглашение не могло и, соответственно, не могло приобрести по нему права лицензиара.
Передача исключительных прав по договору комиссии действующим законодательством не предусмотрена (ст. 990 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, лицензионное соглашение противоречит ст. 10, 13 Патентного Закона Российской Федерации.
Согласно ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
При таких обстоятельствах лицензионное соглашение от 29.08.2002 как заключенное с нарушением норм Патентного закона Российской Федерации является недействительным (ничтожным) и не влечет юридических последствий, в силу чего требования о взыскании 4484000 руб. основного долга и, соответственно, 712728 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворению не подлежат.
С учетом изложенного обжалуемые судебные акты следует отменить как принятые с нарушением норм материального права, в удовлетворении исковых требований отказать.
Судебные расходы по апелляционной и кассационной жалобам подлежат распределению по правилам ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь ст. 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение суда первой инстанции от 01.12.2005 и постановление суда апелляционной инстанции от 13.02.2006 (резолютивная часть от 06.02.2006) Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу N А07-30769/05 отменить.
В удовлетворении иска закрытого акционерного общества "Патентные услуги" отказать.
Взыскать с закрытого акционерного общества "Патентные услуги" в пользу открытого акционерного общества "Белорецкий металлургический комбинат" 1000 руб. судебных расходов по апелляционной жалобе и 1000 руб. судебных расходов по кассационной жалобе.
Поворот исполнения решения суда первой инстанции произвести Арбитражному суду Республики Башкортостан при предоставлении доказательств его исполнения.

Председательствующий
МАТАНЦЕВ И.В.

Судьи
АРСЕНОВ И.Г.
СТОЛЯРОВ А.А.
lawstudent
 
Сообщений: 7
Зарегистрирован: 17 апр 2010, 22:49
Откуда: Санкт-Петербург


Вернуться в Интеллектуальная собственность и информация

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron
Компания
О компанииКомандаНовостиКонтакты
Услуги
Составление договоровИнтеллектуальная собственностьНалоговые консультацииАбонентское обслуживаниеАрбитражВЭД
Готовые решения
Для разработчиковДистрибьюторамИнтернет-сервисамВеб-студиямСтартапам
Информация
Новости праваПубликацииФорумFAQКарта сайта

© ООО «АйТи-Лекс», 2008–2016
Правовая информация

При цитировании материалов гиперссылка на данный сайт обязательна